© 2018 by International festival of contemporary art ARTBAT FEST

СИМБИОЗ. ПРОСТРАНСТВО И ПРОЦЕСС

Художественно-исследовательский проект

Локация: Ботанический сад г. Алматы

Сроки проведения: 03.09–30.09.2016 

Куратор: Яна Малиновская (Россия)

Все живое в мире находится в отношениях, которые можно охарактеризовать как полезные для двух и более партнеров — симбиоз, либо полезные для одного партнера — паразитизм, или антагонистический симбиоз. Примером симбиоза может служить любой многоклеточный организм. Две основные причины, почему независимые частицы, клетки, индивиды объединяются — наиболее эффективное использование ресурсов и защита. 

 

На Земле борьба за выживание всегда уравновешена взаимопомощью и сотрудничеством. В период торжественного шествия дарвиновской теории, вышедшей за рамки биологических процессов, этот момент был проигнорирован. Идея борьбы за существование как фактора эволюции оправдывала капиталистический принцип конкуренции и оказалась привлекательной для новых социологических теорий. Социал-дарвинисты провозгласили: «Выживает сильнейший», Томас Гоббс счел естественным состояние общества до государства: «Все воюют против всех». Согласно Гоббсу, без политической власти человеческая жизнь была бы «опасной, жестокой и короткой».

 

Природа человека в свете такого прочтения теории происхождения видов представлялась крайне индивидуализированной, эгоистичной и враждебной по отношению к себе подобным и к другим биологическим видам — «человек человеку —  волк». Крайняя степень социального разделения и атомизации, по мнению Ханны Аренд, одно из условий возникновения тоталитарных движений. Круг замкнулся — человечество борется за выживание в условиях жестокой конкуренции и изоляции друг от друга, скатываясь в тоталитарные режимы, которые в свою очередь воспроизводят системы изоляции, как условие своего существования. 

 

Восстанавливая историческую справедливость, стоит отметить, что и сам Дарвин указывал на ошибку узкого трактования биологической конкуренции, и основатели симбиотики в один голос утверждали, что именно взаимопомощь является более значимым явлением в эволюции. По мнению Карла Кесслера, помимо закона взаимной борьбы, в природе существует закон взаимной помощи, который «для успешности борьбы за жизнь, и для прогрессивной эволюции видов играет более важную роль, чем закон взаимной борьбы».

 

В ответ на публикацию Томаса Гексли «О борьбе за существование в человеческом обществе», где важнейшим двигателем социальной эволюции определялось соперничество, Петр Кропоткин напечатал исследование «Взаимная помощь как фактор эволюции». Несмотря на критику дарвиновской теории, появление теории коэволюции и заявлений современных эволюционистов и микробиологов о том, что без последовательных симбиозов на клеточном уровне, эволюция не смогла бы начаться, представление о победе сильнейшего и необходимости борьбы непоколебимо до сих пор. Поэтому радикальные для своего времени социалистические идеи биолога и анархиста Петра Кропоткина, актуальны и сегодня. 

 

Как писал Кропоткин, природа общественной связи это — естественная, биологическая потребность во взаимопомощи: «… мы столько наслышались о «суровой, безжалостной борьбе за жизнь», которая якобы ведется каждым животным против всех остальных и каждым цивилизованным человеком против всех его сограждан, — подобные утверждения сделались своего рода догматом, религией образованного общества, — что необходимо противопоставить им обширный ряд фактов, рисующих жизнь животных и людей с совершенно другой стороны. Необходимо показать преобладающую роль, которую играют общительные привычки в жизни природы и в прогрессивной эволюции, как животных видов, так равно и человеческих существ. Общественность является таким же законом природы, как и взаимная борьба».

 

Кропоткин не отрицал существования конкуренции между представителями одного вида, не отрицал «выживания наиболее приспособленных», не отрицал важности личного, индивидуального самоутверждения. Но он считал, что «наиболее приспособленными» являются те индивиды и сообщества, которые сотрудничают между собой.

Сотрудничество – симбиоз — не синоним гармонии или слияния. Это уважительное взаимодействие противоположностей, нуждающихся друг в друге. Симбиоз становится возможен благодаря признанию «священной» промежуточной зоны между парами противоположностей, между крайностями оппозиций. В этой промежуточной зоне противоположные элементы создают неразличимую неясную природу. Такая неопределенная область заключает в себе многообразие смыслов и значений.

 

Рождаясь из взаимодействия двух различий, являясь при этом самостоятельным процессом и пространством, симбиоз содержит в себе громадный потенциал возможностей. Можно только представить себе какие творческие силы высвобождает взаимодействие оппозиций: прошлого и будущего, локального и глобального, человека и природы, человека и техники, различных культур, направлений в искусстве, искусства и науки и так далее.

Территория Ботанического сада — пространства, находящегося в длительных симбиотических отношениях с городом, вдохновила нас на изучение этого процесса. Это площадка, где разнообразные формы симбиоза проявлены как в биологическом, так и в социальном аспектах.

 

Научная лаборатория в центре города, осознаваемая жителями как место развлечения, технически не готова организовать свое пространство с развлекательной точки зрения и находится в поиске вариантов сотрудничества. Роль сада как места для проведения фотосессий свадеб и пикников продиктована этим поиском, но пока не слишком эффективна — затраты на уборку мусора превышают размер прибыли от потока посетителей. При этом интерес к Ботаническому саду как к научной площадке у города низок, вследствие специфики научной деятельности: селекция — процесс длительный и внешне малоэффектный. 

 

В такой ситуации использование территории сада для художественно-исследовательского проекта может стать началом нового сотрудничества — современного искусства и науки. Мы намеренно не стали сужать темы нашего исследования, а скорее обозначили интересующие нас маршруты: симбиоз территорий — сада и города; симбиоз культур; симбиоз человека и природы; симбиоз как противодействие атомизации; симбиоз — как выбор отношений.

Мы выбираем формат исследовательской лаборатории и возвращаемся в исходную точку возникновения эволюционных теорий для того, чтобы показать ценность симбиоза, его значение для эволюции.

 

Представляя зрителям результаты наших исследований, мы создаем еще один симбиоз — произведение искусства, художник, зритель, место включаются во взаимодействие, образуя пространство коллективного со-осознания. Поэтому мы рассматриваем наш проект как содействие совместной эволюции видов.

Участники выставки:

Александра Калачева при участии Алмаза Турысбекова

Алексей Шиндин

Алтынай Сатанова

Анвар Мусрепов

Асхат Ахмедьяров

Бахыт Бубиканова

Далида Алиева

Дарья Спивакова

Елена и Виктор Воробьевы

Екатерина Никанорова

Зоя Фалькова

Илья Романов (Россия)

Креольский центр

Кристоф Дусе (Франция)

Наталия Цветкова (Россия)

Наталья Лисовая (Украина)

Молдакул Нарымбетов

Мария Сыртланова (Россия) при участии Эльдара Хасанова

Оливье Лулум (Франция)

Сауле Дюсенбина

Сауле Сулейменова

Светлана Плотникова при участии Сергея Ледяева

Творческая группа 705

Тимур Актаев

Фатима Омир

WELAR

ЕЛЕНА И ВИКТОР ВОРОБЬЕВЫ

"Art (Бессмертные)"

240 х 470 см, инсталляция,

живые и искусственные цветы, 2016

 

Изменения состояния "материала" в течение времени является непременным условием реализации нашей работы. Тема бессмертия здесь корелируется с темой имитации. Современный термин "Art", своего рода подмена русского "искусство".   Но однокоренное "искусственный" ближе не к "искусству", но к слову "неестественный", "не природный", "неживой". Банальная фраза "Жизнь коротка, искусство - вечно", здесь опишет, скорее смену ценностной ориентации. Жизнь - ценность высшая, благодаря неустойчивости, конечности ее процесса. Art (искусство) - ценность второго порядка, в силу вторичности этого явления, "вечность", которого относительна  и может быть оценена только "живыми". Art - объект, как конечный результат "акта творения", фиксирует  и закрепляет в себе застывшее "бессмертие".

БАХЫТ БУБИКАНОВА

Скошенная газонная трава, аккуратно сложенная по пакетам
Инсталляция

Трава, паллеты, пищевая пленка, скотч, 2016 

Весь мир строится на иллюзии и обмане. Это еще одна шутка, созданная автором для зрителя.  В работе автора обмана нет - название полностью отвечает визуальному образу. Но зритель, точнее человеческий мозг, имеет некоторые шаблоны.  Мы знаем из фильмов и сводок новостей, что образ этой инсталляции похож на склад наркотиков.  Чем инсталляция вовсе не является.

Поэтому зритель имеет возможность понять, что его мозг выстраивает систему в определенных рамках и доверять ему совершенно не стоит.

КРИСТОФ ДУСЕ (Франция)

Хижина животного

Инсталляция-скульптура

Дерево, железо, ткань, 2016

В гармонии со своей средой обитания Кристоф Дусэ использует материал различного происхождения (стволы деревьев, случайные находки, промышленные изделия), которые он энергично лепит и присоединяет. Эта энергия приводит к примитивному происхождению вселенной, которая отражает истоки появления человеческой цивилизации. Его массивные животные, которые представляют собой неизвестные духовные силы, в некоторой степени пробуждают воспоминания о шаманизме. Где бы не работал Кристоф Дусэ – в Европе или в Азии, он всегда обращается к теме современного положения человека и глубоких взаимоотношений между человеком и природой.

ФАТИМА ОМИР

Ода Урне. Симбиоз Урны и Х-ейдоскопа

Инсталляция

Металл, акриловое зеркало, 2016

 

Х-ейдоскоп - как символ субъективной ограниченности восприятия человека, Урна – символ защиты человека от продуктов собственной жизнедеятельности,  мусор – символ деятельности человеческой цивилизации.

Автор предлагает некоторое количество возможных тезисов, которые помогут зрителю оттолкнуться от обычного восприятия, от привычной тяги потребления «красоты».  В конце концов, о чем думал художник, не так важно - каждый непременно увидит что-то свое.

1. Х-ейдоскоп в спокойном состоянии обращен в урну и частично защищает ее от осадков. Как и наша субъективность восприятия, которая лелеет, бережет, защищает свой цивилизованный сор, любуется им, ностальгирует по нему, иногда возводит в культ, передавая свое восхищение по наследству.

2. Усеченная конусообразная форма  Х-ейдоскопа – создает разные оптические восприятия, так же, как по-разному воспринимают реальность,   например,   экстраверт   и   интроверт   –   Реальность

воспринимается более или менее сжатой, приближенной или удаленной.  Но всегда –  ограниченной.

3. Всем нравятся калейдоскопы, игра света и прочее, нравится фотографировать друг друга сквозь призму. Станет ли преградой для фотолюбителя Урна, такой непопулярный для селфи-фона предмет. Чтобы посмотреть в Х-ейдоскоп, придется подойти к Урне вплотную, а для того чтобы увести «взгляд» призмы от Урны нужно будет приложить некоторые усилия.

4. Сейчас стало модным расширять сознание, появились всевозможные тренинги личностного роста и развития  – и это прекрасно. Раздвигание рамок восприятия – желанное действо. Только раздвигание рамок Х-ейдоскопа (менталитета, темперамента и опыта)  – довольно болезненный процесс: должен случиться катарсис, треснуть по швам когнитивная система, на худой конец – сломаться стереотипы. 

Конструкция Урна-Х-ейдоскоп может символизировать другой способ раздвижения-ограничения – Пропаганду. Реальность впускается отдельной дополнительной плоскостью, протертая сквозь мелкие отверстия.

Далее – возможна свобода трактовок. 

АСХАТ АХМЕДЬЯРОВ

Парк

Инсталляция

Деревья с корнями, деревянные короба, грунт, щебёнка, 2016

Рассматривая процессы, происходящие в большом промежутке времени в сознании человека, художник пытается обратить внимание на тупик  перспективы во взаимоотношениях человека и природы. Фатальное потребление, порождающее  внутренний разлад  в гармонии с собой, и окружающим миром. Антипод парка -  это отсутствие    диалога    с    самим    собой,   власти   и

и общества, человека с природой, и дезориентировка в фундаментальных ценностях. В своем проекте художник выворачивает привычное восприятие парка, располагающее посетителя к размышлению и отдыху и показывает глобальную изнанку современной действительности.

ИЛЬЯ РОМАНОВ (Россия)

Висячие сады

Объекты

Вязание, шерсть, 2016

Я давно работаю с темой садов. Для меня сад – метафора искусства. Здесь сталкивается природа и искусственное, хаос и порядок, постоянное обновление и умирание. У меня есть идея, что любое произведение искусства, или художественная практика  —  есть созидание своего авторского сада.

Проект «Висячие сады» состоит из вязаных объектов, которые я делаю каждый день как ритуал. Вязание для меня это особый метод работы, который я считаю близким принципам Павла Филонова  —  то есть, работа над вещью от частного к целому, от атома к атому  —  к законченной работе. Узел за узлом, как молекула за молекулой создают биоморфную форму. Кроме того, это способ медитации и успокоение нервов через тренировку мелкой моторики рук. Биоморфные висящие существа — полу-плоды, полу-животные и формируют мой висячий сад.

ЗОЯ ФАЛЬКОВА

Макондо может исчезнуть, но не может измениться

Памятник словам министра культуры.

Привязанная к дереву инсталляция, оставленная на съедение муравьям (а также птицам  и белкам). Эксперимент.

Сахар, яйца, мед, вода, крупы, орехи, земля, семена полевых трав, пень, ботанический сад, 2016

«Вы прочитайте, пожалуйста, книгу Габриэля Маркеса «Сто лет одиночества». Это моя любимая книга».

Арыстанбек Мухамедиулы, министр культуры РК

 

«Первый будет к дереву привязан, последнего съедят муравьи»

Габриэль Гарсиа Маркес. «Сто лет одиночества»

 

Конъюнктурное чутьё не подводит высокопоставленных лиц: мы не только читали, мы, кажется, живём в Макондо. Предельно точно описанном. Откуда было Маркесу знать? Но он знал, и в знак благодарности мы принесём его на нашу землю, и мы отдадим его ей. Пусть в пищеварительном насекомом экстазе наш Макондо сольётся с его Макондо. Маркес - наш.

МАРИЯ СЫРТЛАНОВА (Россия)

при участии Эльдара Хасанова

Broken shell

Скульптура

Фанера, цемент, 2016

«The broken shell» - параметрический объект, в котором соединения архитектурных сооружений сочетаются с природными формами морской раковины. В основе проекта - идея установления тесной связи архитектуры с природой, биологического и технологического, сопоставление «каркасных» форм костной структуры и урбанистических руин в пределах города. Кроме того, в работе затронута тема «памяти» руин.
В проекте предпринята попытка вообразить, будто руины способны помнить, от чего они остались, обладают свойствами записывающего устройства, способного запоминать и воспроизводить звуки прошлого.

Проект произведен при участии архитектурной студии «East45»

ТИМУР АКТАЕВ 

Соль земли

Инсталляция

Фанера, пластиковая пленка, вода, соль поваренная, 2016

Искусственная, прямоугольная, черная, практически виртуальная форма человеческой деятельности ощетинивается своей подсознательной солью на попавшую в ее гладь жизнь. Скрытая в глубине за черным зеркалом истинная природа человеческой культуры кристаллизуется в слиянии с шершавой и пыльной реальной жизнью. 

 

ОЛИВЬЕ ЛУЛУМ (Франция)

Осмос

Кинетическая инсталляция, 2016

В отношениях человека и природы всегда присутствует некоторое скрещивание для того, чтобы сохранить шансы нашего вида на выживание. Природа может возрождаться без человека, человек без природы обречен.

Моя художественная инсталляция представляет собой часть мира, где человек живет с природой в беспокойстве, что он является единым целым с ней.

Моя инсталляция состоит из переработанных материалов, таких как старые окна или двери, отмеченные следами присутствия человека, а также растениями и пластиком,  предметами из мира гиперпотребления и производства.

Арт инсталляция будет кинетической, она приведет в действие большую мельницу, которая заставит разноцветные объекты двигаться в архитектурной вселенной с получеловеческими и полурастительными силуэтами.

Инсталляция вызовет сильные и яркие чувства у посетителей. 

НАТАЛЬЯ ЛИСОВАЯ (Украина)

Колебание

Инсталляция, 2016

Окружающей среде свойственны процессы с определенной повторяемостью. Во время покоса семена травы упали в почву, чтобы снова повториться.

НАТАЛЬЯ ЛИСОВАЯ (Украина)

Трещина

Инсталляция, 2016

В твердой материи от сильного удара образуются трещины. Состояние окружающей среды - под ударом алчности и равнодушия. Увеличение «трещин» приведет к деструктивному благосостоянию.

НАТАЛЬЯ ЛИСОВАЯ (Украина)

Колыбель

Инсталляция, 2016

Территория Ботанического сада -  преграда схождения селей на город. В тени деревьев камни обретают покой.

ДАРЬЯ СПИВАКОВА

Парахрономия I

(цикл исследования параллельной ботаники)

Инсталляция, звук, поэзия

Органические материалы, леска, фотокарточки, рисунки, полиграфическая пленка, 2016

«Связанное с нами тесными психосимбиотическими связями, присутствие параллельных растений в некотором смысле кажется богаче и гуще, потому что они растут в ритме нашего субъективного времени, и в конечном счете принимают форму долгого и замысловатого концептуального процесса. Эти растения, которые по необъяснимым причинам потеряли свою истинную экзистенциальность в какой-то довольно отдалённой точке реального времени, сегодня переоткрываются в богатом событиями ландшафте нашего воображения, где они вновь появляются из истинного отдалённого прошлого, обогащённого двусмысленным настоящим, готовые к тому, чтобы быть изображёнными, описанными и снабжёнными комментариями.

Подобно персонам со старых портретов, они повторно родились сегодня, после долгого покоя в забвении, с двойной индивидуальностью: первой, которая живёт в нашем воображении, и другой, ныне независимой, которую мы видим перед собой в её позолоченной рамке, с её собственной действительностью.»

Лео Лионни. «Параллельная ботаника»

Прозрачная искусственная паутина, спадающая с веток дерева в землю, в которую пойманы артефакты параллельных растений. Высушенные, заламинированные, зафиксированные на фотокарточках, рисунках, снабженные комментариями, они подвешены в воздухе. Подвешенный в воздухе гербарий находятся в состоянии между образцами для научного исследования и элементами эстетики декоративности растений. Ботанический Сад выступает в качестве городского пространства-катализатора обретения чувственного опыта.

Препарированные растения - поэтические образы, проникая в реальные объекты ботанического мира, формируют иное поле смыслов. Попытка выхватить образ растения из времени, из цикла развития и деструкции, чтобы присвоить ему экзистенциальную значимость, сделать его личным символом, объектом эмоционального переживания красоты и совершенства природы.

Инсталляция имеет музыкальное сопровождение (доступное online) – специально созданный soundscape, на основе собранных в Ботаническом Саду звуках. Звуки, издаваемые растениями, становятся материалом для музыки – продолжением параллельной реальности, где субъективная реальность формирует образ объекта.

ЕКАТЕРИНА НИКОНОРОВА

АПАЙ

Инсталляция, графема, 2016

Графема АПАЙ – графическое обозначение момента симбиотической работы – когда внутреннее сливается с внешним. В момент соединения происходит создание третьего.

В современной интерпретации может пониматься как семя, эмбрион, зародыш, ухо, нимб, подушка для шеи и пр. Данная графема является символом Катипаапизма.

НАТАЛИЯ ЦВЕТКОВА (Россия)

Лунные цветы

Инсталляция

Полиэтилен, металл, вышивка, 2016

На создание проекта меня вдохновил рассказ Рэя Брэдбери «О скитаниях вечных и о Земле», в котором речь идет о таланте и недолговечности человеческой жизни, о путешествии во времени, предпринятом для того, чтобы смертельно больной писатель-фантаст из прошлого смог прожить еще немного и написать свою лучшую книгу.    Рассказ заканчивается описанием прекрасных цветов - «…Эти цветы появляются каждую ночь. Будто с неба падают. Огромные, цвета осенней луны, они пламенеют, искрятся прохладными удлиненными лепестками, они словно белое и голубое пламя».

Проект представляет собой несколько арт-объектов. Это фантазийные, цветы большого размера, расположенные в пространстве между деревьями выше человеческого роста, чтобы создавалось впечатление, что цветы спустились с неба. Колористическое решение цветов подчеркнуто яркое. Они должны составлять контраст с окружающей природой, что указывает на их неземное происхождение.

НАТАЛИЯ ЦВЕТКОВА (Россия)

Листья

Объекты

Полиэтилен, проволока, ручное ткачество, вышивка, 2011

Инсталляция «Листья» создана в технике ручного ткачества из фрагментов полиэтиленовых пакетов, используемых для мусора, и пленки, в которую обычно упаковывают продукты. Сегодня люди выбрасывают так много подобного мусора, что Земля буквально задыхается под ним и возникает парниковый эффект.

Листья деревьев поглощают углекислый газ и выделяют кислород. Можно сказать, что лист - источник ВОЗДУХА на Земле. Моя работа - символ экологической катастрофы - листья должны питать Землю воздухом, но полиэтиленовый лист, напротив, не даст Земле дышать.

НАТАЛИЯ ЦВЕТКОВА (Россия)

Зимний лес

Инсталляция

Хлопок, металл, ручное ткачество, 2008 – 2009

Текстильная инсталляция «Зимний лес» состоит из трёхмерных объектов и тканей. В создании этой работы были использованы модули-тубы, символизирующие деревья. Каждый модуль одним концом закреплялся на металлическом каркасе и свободно висел в пространстве. Между деревьями располагались ткани, символизирующие иней и падающий снег. Композиция «Зимний лес» выполнена преимущественно на оттенках белого цвета с небольшим включением коричневого. Разные по своей фактуре нити позволяют показать разные виды снега – матовый и пушистый снег на ветках деревьев, переливающийся на солнце иней, серебристый лёд и т.д. Работа позволяет зрителю зайти внутрь композиции и рассмотреть её с различных точек как извне, так и изнутри.

В современном мире так называемая «вторая природа», созданная человеком, часто вступает в конфликт с «первой природой», созданной Богом. В связи с этим возникают многочисленные экологические проблемы. Располагая инсталляцию в реальном зимнем лесу, я хотела разрушить границу между «первой» и «второй» природой, добиться их гармоничного взаимодействия.

WELAR

На примере пчелиного воска

Инсталляция

Бочки, воск, 2016

Сравнивая себя с другими, мы видим насколько мы сами и проживаемые нами жизни разные и отличаются друг от друга. Но все мы люди, один вид живых существ. Наш симбиоз, сожительство друг с другом, призван быть комфортным для каждого, и самое главное, позволяющим расти, эволюционировать  и давать развитие каждому человеку. Природная среда, в которой мы существуем,   практически   одинаково,   в   рамках физиологического диапазона, воздействует на каждого, и ежесекундно напоминает нам о единстве людского рода. Объекты инсталляции - шар, куб, пирамида, сделаны из воска,  продукта жизнедеятельности пчел, которые имеют «общественное» устройство пчелиного роя. В пространстве Ботанического сада, под воздействием солнца, дождя, ветра, посетителей объекты с течением времени будут менять свою первоначальную форму. Этот процесс «выветривания» или денудации, если пользоваться научным геологическим термином, определяющим процесс изменения природных форм земной коры, призваны показать нам общее единство нашей природы, жизни и ее целей при индивидуальности и самобытности каждого из нас. А также наше единство с природой, Землей, Вселенной.

САУЛЕ СУЛЕЙМЕНОВА

Степная пастораль

Целлофановая живопись

Поликарбонат, пластиковые пакеты, 2015

«Искусственный» от слова «искусство». Моя работа «Степная пастораль», сделанная из пластиковых пакетов, растянута над аллеей, и природа, изображённая на ней, перетекает в природу, культивированную в ботаническом саду. Искусство притворяется природой. Степь растворяется в деревьях ботанического сада.

 

КРЕОЛЬСКИЙ ЦЕНТР

Зона ограниченного доступа

Инвайронмент

Таблички с текстами и символами, краска, лента, проволока, яйца игрушечные, рамка для фотографии, несколько игрушек, 2016

Инвайронмент как бы воссоздает кусочек воображаемого научно-фантастического секретного полигона для биологических экспериментов.

 

КРЕОЛЬСКИЙ ЦЕНТР

Краска на асфальте

Графические стихи, 2016

 

 

АНВАР МУСРЕПОВ

Место силы

Инсталляция

Металл, ПВХ, ткань, 2016

В июне 2016 года в Алматы состоялось торжественное открытие ресторана Mcdonalds. Попробовать вкус свободы собралось более 100 человек, среди них в основном были родители с детьми и пенсионеры. Героем дня стал ребенок, которому было плохо из-за сильной жары. Люди объединились в стремлении оказать помощь, стали поливать его водой, и через некоторое время  мальчик,  пришел  в  себя,  гордо  достояв свою очередь.

Современность приходит вместе с чувством растерянности перед самоидентификацией, ставя вопрос: что же нам воспитывать в себе национальное устремленное к корням или глобальное, в котором роль построения идентичности делегирована маркетинговым кампаниям?

Логотип Mcdonalds как случайно обнаруженный в лесу древний языческий памятник, покрытый тысячами лоскутами ткани. Ритуальное место поклонения консьюмеризму и глобализации, которая доходит до степей стройными очередями за гамбургерами. Одинаковые рестораны Mcdonalds как космические корабли инопланетян, которые прибыли на нашу планету с целью покорить ее или привнести нечто новое.

АЛЕКСЕЙ ШИНДИН

Серебряный век

Инсталляция

Металл, 2016

Ностальгическое воспоминание, обращенное к выдающейся эпохе 19 века, когда человек и природа были на равных друг с другом. Когда красота имела свои каноны, не нарушая гармонии. Когда человеческий дух еще не покорил природу, но уже перестал ее бояться и обожествлять.

АЛЕКСАНДРА КАЛАЧЕВА

при участии Алмаза Турысбекова

Пряничный домик

Роспись

Акрил, маркер, 2016

В своем проекте я изучаю и представляю такой симбиотический тип отношений, когда одна группа людей  использует других для укрепления своей власти и влияния,  выжимая из них все ресурсы: здоровье, деньги, имущество.

Такой тип отношений очень характерен для сект. Их бесчисленное множество. Тематика сект может быть любой, не только религиозной. Есть секты, в которых нет собственно религиозного учения. Такие секты называют коммерческими культами.

Однако во всех сектах наблюдается  один и тот же принцип,  который заключается в манипуляции сознанием людей  с целью подавления воли человека и контролирования его мыслей, чувств и поведения. 

Как ни странно, в секту попадают обычно люди думающие, ищущие свой путь, пытающиеся познать истину. Цели прихода в секту разные:  кто-то ищет могущественных способностей, кто-то –  обещаний, поддержки.  Как правило, это  люди непонятые, одинокие,  у которых на данном этапе в жизни сложности: непонимание в семье, проблемы на работе, пошатнувшееся здоровье. В таком состоянии человек становится легкой добычей.  Жертву легко могут заманить,  предлагая сладкий пряник –  участие, помощь, заботу, окружая вниманием и любовью.

Яркий красочный пряничный домик в зеленой гуще деревьев манит и влечет к себе. Но при близком рассмотрении становится ясно, что домик изнутри насквозь гнилой, там сырость и плесень. Следы  разрушения и запустения  видны на стенах и проступают сквозь яркий рисунок росписи.  Булки, печенье, пряники – все для того, чтобы завлечь и заманить. Съешь такую конфету и потеряешь себя.

ТВОРЧЕСКАЯ ГРУППА 705

4000 кв. см растительности

Акция, объект, фото, 2016

Города Алматы и Бишкек (не) находятся в интенсивном диалоге. Они (не) вступают в симбиоз: политический, торговый, культурный и др. Небольшой кусок растительности Бишкека перенесен на участок Ботанического сада Алматы, и наоборот, образуя новые связи. В каком-то смысле, это растительный памятник утопическим проектам, но он должен обрести собственную жизнь.

САУЛЕ ДЮСЕНБИНА

ПАУТИНА. WEB

Инсталляция, 2016

«Паутина паука», «паутина чувств», «всемирная паутина», «паутина звуков» - множество значений для одного слова. Объединяющим и определяющим значением «паутины» является слово «связь». Как связаны под землей корни деревьев, так связаны между собой мы-люди со всей окружающей нас экосистемой. Мы не повелители Вселенной, мы не самая главная ее часть. Но возможно мы именно та часть, которая сможет помочь ей не распасться.

АЛТЫНАЙ САТАНОВА

Симбиоз

Инсталляция

Саманный кирпич, полиуретановая лепнина, металл, 2016 

Симбиоз материалов и стилей в инсталляции — иллюстрация симбиоза в архитектуре сегодняшнего Казахстана. Инсталляция выполнена в виде фрагмента стены из саманного кирпича, декорированной полиуретановой лепниной. Саманный кирпич, привезенный из села Карой (Балхашский район Алматинской области) ручной работы, сделанный местными умельцами из местного материала как символ традиционной культуры. Полиуретановый декор в виде пилястр и галтелей, импортированный из Китая, используемый повсеместно в Казахстане со времен обретения независимости символизирует желание приобщиться к культуре европейской. Стена с окном — граница между двумя культурами, декорация современной жизни, симбиоз искусственности и натуры.

СВЕТЛАНА ПЛОТНИКОВА

при участии Сергея Ледяева

Они

Инсталляция

Подзорная труба, дерево, глина, эпоксидная смола, 2016

Мы придумываем технические инструменты, чтобы увидеть другие миры и существ, их населяющих. Мы чувствуем, что они сосуществуют где-то рядом с нами. Мы видим в микроскопе микробов, в смартфоне – покемонов и надеемся в телескоп увидеть жителей других планет. Словно новые Колумбы, мы  осваиваем дополненную реальность в надежде отыскать там «их» – других. Мы не знаем кто они, но всегда думаем, что они такие же, как мы, только в чем-то хуже нас – менее развитые, или наоборот, более развитые, но менее «человечные». Они всегда нуждаются либо в нашем покровительстве, либо в уничтожении. Индия признала дельфинов личностями и запретила держать их в неволе. Думаем ли мы, наблюдая вместе с детьми за весело прыгающими через кольцо дельфинами, что они разумны? Готовы ли мы действительно признать это и что за этим последует? Возможно «им» безопаснее оставаться в виде электронных игровых символов на наших смартфонах, чем открыть нам двери в свои миры.

 

ДАЛИДА АЛИЕВА
Не опечалит никого,

что сада больше нет,

Но его нет - и оттого

Так изменился свет...

(перефразированные строки стихотворения Вордсворта «Люси Грей или одиночество» в переводе Маршака)
Инсталляция

Стол, дерево, стекло, бумага, картон, флуоресцентная акриловая краска, клей, герметик, ПВХ, некоторые мелкие предметы, 2016


В погоне за улучшением своей жизни человек часто оказывается во власти чужих интересов, чужой воли, вовлеченным в игры по чужим правилам.  Он может стать несправедливым и равнодушным, может поступать эгоистично и разрушительно. Стремясь обновить своё жилище, человек уничтожает многое, что когда-то было ему дорого.  Безжалостно выдворяются некогда пределы мечтаний: мебель, книги, фотографии, посуда. Когда-то служившие радостью, гордостью и утешением, обещанием другой жизни - все они оказываются на распродаже или выброшенными, уступая место новым, современным, ярким, глянцевым аналогам - немым и бездушным, не способным поведать ни одной истории.

В городах разрушаются исторические здания, дорогие сердцу кинотеатры, под бульдозерами исчезают зеленые земли, разоряются и застраиваются чудесные сады, парки, природные зоны, бесследно исчезают милые трамваи. Всё это уступает место безразличным глыбам из стекла и бетона, ненасытным торговым центрам, неустанно расширяющимся дорогам, пестрым забегаловкам, которые закрываясь в других странах, полвека спустя докатываются до нас. Никто не спрашивает ничьего мнения, не считается ни с чьими чувствами, воспоминаниями.
Воспоминания, словно сады, не появляются за ночь, нужна целая жизнь -  от начала до конца, наполненная наблюдениями, мыслями и идеями, звуками, запахами и ощущениями, образами, декорациями и местами, вдохновением и переживаниями, сожалениями и надеждами, встречами и прощаниями, горестями и радостями, счастьем и печалью, трудами и устремлениями, планами и событиями, впечатлениями и мечтами.

Этот сад – наше общее воспоминание сжимается в кольце времени и обстоятельств. Сохранить его очень трудно. Остаётся всё меньше живых свидетельств. Лишь горсть уцелевших сокровищ памяти, отсылает нас к тому, что дорого сердцу. Они умещаются в нескольких выдвижных ящичках стареньких, никому не нужных столика и шкафа. Застекленные коробочки воспоминаний, словно старые фото или витрины музеев. Всё что остаётся – это воспоминания, но будут потеряны и они.

Мир изменится. И свет никогда уже не будет прежним. Свет в комнате, в городе, в памяти.

МОЛДАКУЛ НАРЫМБЕТОВ

Балбалы